Паша и Лена (pashalena) wrote,
Паша и Лена
pashalena

#МыНаСевероВосток, ч. 3: Пермь-36 и Каменный город

В этом посте мы расскажем, как посетили мемориальный музей политических репрессий «Пермь-36» и как побывали в Каменном городе.



Летом во время поездки по Восточной Европы мы посетили концлагерь Освенцим. В этот раз предстояло познакомиться с советским концлагерем, и, скажем честно, эта история не менее грустная. Но обо всём по порядку.

Музей политических репрессий «Пермь-36» находится на территории бывшей колонии близ деревни Кучино в 120 км от Перми.

У музея сложная история: в течение 20 лет до 2014 года некоммерческая организация, создавшая музей, своими силами восстанавливала и сохраняла тюремные постройки.



Но в 2014 году государство в лице Министерства культуры взяло контроль над всеми постройками музея и фактически отстранило создателей «Перми-36» от их детища. В довершение всего в 2015 году некоммерческую организацию внесли в список иностранных агентов.



Дело ясное, что дело тёмное, и не нам разбираться, кто тут прав, а кто виноват. В старом музее мы не были, но экскурсия по новому музею нам очень понравилась, и мы всем рекомендуем здесь побывать. Цены весьма лояльные: посещение с экскурсией стоит всего 300 рублей с человека.



Колония была образована в 1946 году и просуществовала до 1988 года, став одной из последних закрывшихся колоний такого рода. Режим в колонии многократно менялся, то ужесточаясь, то смягчаясь в зависимости от политического режима в стране.

В 1986 году Горбачёва во время зарубежной поездки спросили, почему в СССР до сих пор действуют лагеря политзаключённых, на что он сказал, что нет таких. В итоге, в декабре 1987 года под давлением иностранных государств было принято решение о закрытии лагеря.

В колонии по советской традиции были перемешаны уголовные и политические заключённые. В 70-х годах тут сидело много интеллигентов, диссидентов, творческих людей, которые конфликтовали с администрацией лагеря, знали свои права и пытались за них бороться. Времена уже были далеко не сталинские, да и слишком жёстко власть не могла с ними обойтись, боясь, что новости о жёстких притеснениях известных людей разнесутся по всему миру.



На фото выше вы видите бараки для заключённых, а также уникальную в своём роде рощу на территории колонии. Это исключение из правила, ведь никакие деревья на территории расти не должны, весь лагерь должен просматриваться. Деревья были посажены в 1953 году, что само по себе весьма символично.
Но нравы в колонии назвать либеральными всё же было сложно. Не проявляя насилие прямо, представители советской пенитенциарной системы часто действовали исподтишка.

Зачастую работники колонии специально пакостили заключённым, из зависти, что к ним, скучным и необразованным, приехал человек с именем, высшим образованием, публикациями, повидавший мир и знающий несколько иностранных языков. И очередной серый прапорщик, едва закончивший училище, находил особое удовольствие в том, что ставил заключённого на место, злоупотребляя данной ему властью.



Вот, скажем, рабочее помещение. Труд был несложный, с использованием примитивных станков. После конфликта с администрацией работник мог обнаружить в его рабочем помещении «случайно» разбитое окно. Новое стекло меняют пару дней, и всё это время заключённый работает на сквозняке при температуре минус 30, после чего заболевает и может умереть.

А это следственный изолятор. Условия пребывания в нём были очень суровые, кормили фактически через день (один день «нормальная порция», второй – сильно урезанная), так что заключённые шли на всё, только чтобы не попасть сюда.



Камера маленькая, сквозь решётку можно видеть кусочек неба и улицы. В шесть утра по режиму дня откидные нары собирались, а разбирались не раньше 22 часов. Стены сделаны материала, препятствующего перестукиванию.



Так выглядели бараки, где жили заключённые.



Цитаты Шаламова, конечно, не было, её дописали позднее. Пользуясь случаем, рекомендуем всем читателям блога книгу Варлама Шаламова «Колымские рассказы» о жизни политзаключённого в лагерях на Колыме.



А вот так выглядел умывальник.



Эти заборы разделяют рабочую и жилую зону. Утром заключённые переходили в рабочую зону, вечером возвращались обратно.



Любому заключённому положены ежегодные свидания. Найти формальный повод отменить такое свидание — проще простого, поэтому часто бывало так, что родственники ехали на свидание через полстраны и уже на пороге узнавали, что во встрече отказано. И хоть на коленях стой, хоть плачь и ползай по земле, это решение уже не изменить.



Если встреча всё же проходила, то все разговоры строго контролировались сотрудником колонии. Он следил, чтобы не разговаривали о политике, не болтали лишнего про колонию и не жаловались, а также чтобы разговор был исключительно на великом и могучем. Один известный украинский поэт, узнав, что беседу можно вести только на русском, предпочёл не выходить к родственникам вообще, лишённый возможности беседовать на украинской мове.



За особые заслуги (в основном под ними подразумевалось сотрудничество с администрацией колонии) избранные получали долгосрочные свидания. Чаще всего привилегии доставались членам СВП (секции внутреннего порядка), которые писали доносы на остальных заключённых, часто липовые, за что заслужили особую их нелюбовь и издевательскую расшифровку названия как «Сука Вышла Погулять».
Родственники, например, жена или отец, приезжали в колонию и проживали в специальной комнате вместе с заключённым. Днём зэк был на работах, а вечером как бы возвращался к семье.



Такие вечерние свидания могли длиться несколько дней. Рядом была отдельная кухня, где родственник мог приготовить для заключённого домашний ужин.



Диссиденты в 70-х доставляли немало головной боли администрации, устраивая различные акции неповиновения и голодовки. Многие были настолько убеждены в важности высказывания своих мыслей, что даже после отсидки не могли молчать и снова возвращались на нары.

Попасть в колонию или дурдом было не так сложно. Достаточно было публично рассказать политический анекдот, например, про то, что свобода слова есть и в Америке, и у нас. Так, в США любой человек может выйти на площадь и заявить, что Рейган дурак, вот и у нас тоже можно выйти на Красную площадь и прокричать на весь честной народ, что Рейган дурак.

Колония настолько хорошо охранялась, что за все годы её существования не зарегистрировано ни одного побега. Несколько заборов с колючей проволокой, собаки, вышки с наблюдателями, датчики движения.



Как только не пытались бежать. Один пытался бежать внутри шины едущего через проходную трактора (не спрашивайте, как он туда влез). Но особый прибор фиксировал сердцебиение, и обмануть его было невозможно. Другой заключённый пытался преодолеть забор на самодельном летательном аппарате, спланировав с высокой трубы котельной. В момент побега его заметил кочегар и заявил, что либо они летят вместе, либо о попытке побега сию минуту станет известно начальству. Летательный аппарат двоих не выдержал, и оба сломали шеи.



В другой колонии заключённые сконструировали катапульту из огромной шины, с помощью которой хотели перебрасывать зэков через забор, но неверно навели прицел, и первый же полетевший разбился о колючую проволоку.

Мы не будем пересказывать вам всё, что услышали во время экскурсии, приезжайте и сами убедитесь ,что это того стоит. На фото наш экскурсовод. Он рассказал нам о том, что на экскурсии периодически приезжают сталинисты, многие из них молодые, и пытаются ему, у которого репрессировали почти всех родственников, доказать, что сталинских репрессий не было, и шутят про миллион репрессированных лично Сталиным. Для этого человека его работа является своеобразной миссией по восстановлению справедливости.



А это кинотеатр, куда зэков водили смотреть агитационные фильмы.



В конце экскурсии нас ждал небольшой экскурс в историю лидеров коммунистического движения, думаем, вам многие лица знакомы.



На заборе можно видеть ноты сталинского гимна, сделанные из колючей проволоки. Как пошутил экскурсовод, «я другой такой страны не знаю, где так вольно смирно и кругом».



Сейчас музей испытывает проблемы с финансированием, так как разоблачение репрессий и критика сталинизма едва ли отвечают государственной политической повестке дня. Вот министерство культуры Пермского края и урезает бюджет. Часть сотрудников сократили, но оставшиеся энтузиасты работают на славу, как наш экскурсовод, например.

На этом экскурсия завершилась, и мы отправились осматривать природные достопримечательности Пермского края. Про горы Колпаки мы уже рассказывали.

После посещения Колпаков мы доехали до границы со Свердловской областью. Город переименовали в Екатеринбург, а название области осталось.



Рядом со стеллой строго-настрого запрещено мусорить, что все и делают. Штраф очень суровый.



Возвращаемся обратно в Пермский край.



И доезжаем до стеллы Европа-Азия. За последние несколько месяцев мы уже дважды пересекали границу Европы и Азии: в Оренбурге и в Атырау.

По живописной дороге доезжаем до места, которое называют Каменным городом.



Слава богу, подъезд к самому городу закрыт и нужно пешочком километр прогуляться. Было сухо, но в дождь, наверное, тут серьёзная грязюка.



Каменный город (или Чёртово городище) представляет собой огромные камни, по которым можно погулять на нескольких уровнях.



Вот одна из самых известных скал, называется Черепаха.



А эта на что похожа?



Несмотря на сумерки, здесь всегда многолюдно. Днём в выходные наверняка даже слишком. Пермяки пили пиво на закате дня и прыгали со скалы на скалу.



Камни очень красивые.



Спустимся на нижний уровень, здесь прикольно побродить.



Многие скалы достаточно высокие.



Внизу есть как переулки, так и настоящие широкие улицы и проспекты, им даже дали названия.



К несчастью, подошла грозовая туча, и нам пришлось ретироваться в машину.



На парковке когда-то торговали шашлыком, а теперь осталась лишь яркая надпись, да куча мусора и пёс с грустными глазами.



По дороге остановились на смотровой площадке и насладились закатом на фоне надвигающейся бури.



Дождя пришлось ждать долго, но потом буря-таки добралась, и до гостиницы мы ехали под проливным дождём, а вспышки молний освещали дорогу и окрестности.



Предыдущие части #МыНаСевероВосток:
ч. 1: Пермь — у нас здесь своя атмосфера
ч. 2: Кунгур — ледяная пещера и уездный город

Прочитать о других наших путешествиях можно по ссылке
Следите за нашими обновлениями в соцсетях: Vkontakte | Facebook |
Подписывайтесь на нас в Instagram: Pasha | Lena

Tags: Пермский край, Пермь-36, каменный город
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments