Паша и Лена (pashalena) wrote,
Паша и Лена
pashalena

Улан-Батор: от юрт до небоскрёбов

Улан-Батор, помимо того, что является самой холодной столицей мира, интересен ещё и тем, что находится в уникальной точке истории – на перевале между стремительно отмирающим кочевым и сельским прошлым и современным городским капиталистическим будущим. Момент интереснейший, куда ни глянь – везде контрасты. Примечательной архитектуры в Улан-Баторе вы почти не найдёте, зато сколько всяких деталей – только успевай удивляться.



Мы оказались чуть ли не единственными путешественниками, решившими полюбоваться Улан-Батором в тридцатиградусные морозы.



Главные улицы и тротуары города заасфальтированы, но чуть подальше асфальт сразу заканчивается.



Cначала город немного ошарашил, но потом впечатление выровнялось, никакие покрышки посреди дня никто не жжёт, как в старых отчётах других путешественников. У вокзала не самый приятный райончик, видимо. Но из песни слов не выкинешь – сначала расскажем о районе вокзала, на который мы приехали, а потом уже обо всём остальном.

Особая фишка города – многомесячная наледь на тротуарах. Посыпать скользкие поверхности песком или реагентом власти не пробовали.



Путь пешеходам может осложнить не только лёд, но и проржавевшая машина.



Немного постапокалипсично, согласитесь.



Вдобавок ко всему, на многих тротуарах наблёвано: то ли нормы не знают люди, то ли убирают редко и плохо. С пьянством, кстати, есть много проблем в стране. Расскажем об этом отдельно.

Во дворе за забором спряталась небольшая Эйфелева башня, даже меньше, чем в Перми.



Здание ж/д вокзала, ставшего для нас воротами города: в него приехали из Улан-Удэ, из него уехали в Китай.



Перроны низкие, из динамиков странным голосом что-то вещает диктор, интонации которого наводят на мысли о Северной Корее.



Но на этом сходство с Северной Кореей и заканчивается.

Завтракали на вокзале. Все блюда у монголов мясные и жирные, самое немясное в меню: яичница на куске хлеба.



Меню другого заведения.




Супы жирнющие, согревающие в тридцатиградусный мороз, порции огромные, цены низкие. Монголия – страшный сон вегетарианца, мясо идёт на завтрак, обед и ужин. Овощной суп в Улан-Баторе – это тот же мясной суп, куда ещё и овощи положили. Кажется, в монгольском климате любой веган через месяц начнёт завтракать похлёбкой из бараньих потрохов :)

Вот типичный супчик: говядина и субпродукты нарезаны полосками в большой глубокой тарелке или, правильнее сказать, маленькой кастрюльке.



Вид из окна нашей гостиницы. Приятно писать эти строчки, когда за окошком светит солнце.



Солнце светит в Улан-Баторе зимой и летом каждый день. Правда, зимой морозно, почти каждую ночь до -30 или -35, но днём на солнце быстро теплеет.

Главная улица, Проспект Мира, просто утопает в едальнях и магазинах.



Пабом здесь называют все кафе, где можно выпить. Хотя кое-где и крафт встречается :)

Мы ожидали, что в Улан-Баторе будет жёсткая Азия, а по факту много где стоят банкоматы и принимают карты, работают панно с видеорекламой и строятся небоскрёбы.

Здесь кто-то покреативил.



Ксерокопию в Монголии называют не ксероксом, а каноном, который, видимо, пришёл сюда раньше. Редчайший случай в Улан-Баторе: веганское кафе.



Невероятная картинка с календаря: мартышка на слоне держит в руках кролика, поддерживающего птичку. Что бы это значило?



Давайте немного пробежимся по монгольским типажам. Представляете, два дня по городу ходили, всего одного европейца встретили, одни монголы кругом. Может, конечно, корейцев видели, но не признали.

Итак: красивая, по-монгольски модно одетая девушка.



На ногах унты, стоят которые немало, тысяч двадцать пять в переводе на рубли. Многие носят их всю жизнь и даже с удовольствием донашивают за родителями – это как если у нас взять у мамы варёнки погонять.

А эти товарищи не сошли с рекламы национального ресторана, это их повседневная одежда.



Наша знакомая рассказала, что её бабушка тоже в таком выходит на улицу, потому что другой верхней одежды у неё нет.

Пьяный бомжик. Как выжить в городе, где каждую ночь и каждый день лютый мороз?



Каждый одевается, как душе угодно. Кто-то при -25 гуляет без шапки и шарфа. А что, не -50 же, жить можно.



Девочки с учёбы идут. Сразу вспомнили, как в детстве мама заставляла надевать шапку. Как им не холодно?



На фото на заднем плане вывеска «монгол шуудан», что на русский переводится как «монгольская почта». Солист группы, стоя на остановке, увидел в «Союзпечати» красивые монгольские марки и решил в их честь назвать группу.

Кое-где сохранились коммерческие палатки, один в один как у нас в девяностые.



В Улан-Баторе множество корейских магазинов и кафе. Многие корейцы приезжают сюда делать бизнес.



Временами город старается быть модным.



ГУМ, он же State Department Store.



Внутри можно прикупить изделия из монгольского кашемира, знакового товара страны.



Стоят они дорого, но достаточно их потрогать, чтобы оценить высочайшее качество. Лена бы точно что-нибудь прикупила, если бы не пришлось это потом таскать месяцами.

В моде бары, сауны и караоке.



И отели, куда ходят с дамами не самого тяжёлого поведения. Любят монголы отдохнуть на широкую ногу.

В центре города никаких жилых юрт уже нет, только кафе.



А на окраинах раскинулись целые юрточные районы, хотя всё больше людей переезжает в обычные домики в частном секторе.

В самом центре есть несколько недавно построенных высоток. Самая видная называется Blue Sky Tower, в ней находится дорогая гостиница и бар со смотровой площадкой на верхнем этаже.



На главной площади, с прежним названием в честь героя монгольской революции 1921 года Сухе-Батора, а теперь переименованной в площадь Чингисхана, даже в мороз есть люди.



Разбит небольшой бесплатный каток, где накатывают школьники и студенты.



Новогоднюю ёлочку демонтируют.



Традиционный Новый год – не самый популярный праздник, куда шире празднуют Цаган Сар в конце января, Новый год по лунному календарю. Старики наш Новый год вообще не признают.

Монгольский фотограф ловит правильный ракурс памятника и своей спутницы.
Заметили, что самый популярный в степных регионах вид памятника – конный.



Панорама главной площади кликабельна. Справа – Дом правительства.



Прямо в нём расположен памятник Чингисхану, на котором великий воин и кочевник изображён толстым и похожим на китайского божка.



Когда на морозе солнце попадает в глаза, грех не пощуриться. Теперь мы знаем одну из причин, почему у азиатов раскосые глаза.



Сложно представить что-то более несоответствующее монгольской столице, чем кабинка для курения. В городе, где курят многие и почти везде, выглядит показушно, хотя курение в общественных местах и запрещено официально.



Ещё памятник, интересно выглядит.



Монумент с нотами монгольского гимна. Никакого интерактивного момента в нём не содержится, вообще непонятно, что с нотами делать.



Здание Министерства иностранных дел.



Своей самостоятельностью Монголия обязана Советской России. В определённый момент, если бы на переговорах с Китаем были бы выдвинуты соответствующие требования, то регион, называемый сейчас Внутренней Монголией и являющийся частью Поднебесной, мог бы стать частью Монголии.

Кто бы мог подумать, но знаменитый путешественник Марко Поло долгих семнадцать лет служил при дворе монгольского хана Хубилая, сына Чингисхана. В своих записках путешественник подробно рассказал о быте и традициях монголов того времени.



Не ожидали подвоха, а он есть :)



В Монголии установлены урны для раздельного сбора мусора! Теперь мы видели всё.



Здание монгольского драматического театра. Многое бы отдали, чтобы побывать на постановке, но в этот раз не судьба.



Памятнику выдали маску, чтобы поднять важную для Улан-Батора проблему смога, который зимой висит над городом.



Малоэтажные дома отапливают углём, дым стекается в низину в центре города, поэтому воздух пахнет гарью и видимость ограничена.



Улан-Батор активно строится, жилые комплексы, построенные на китайские и корейские инвестиции, растут как грибы после дождя. Интересно, как качество строительства?



По этим железным рельсам и деревянным шпалам через Улан-Батор ходит поезд Москва–Пекин. По ним же мы приехали из Бурятии.



Во дворе заметили новомодную детскую площадку, точь-в-точь как наши, только с пальмами.



Помимо коней, важнейшие животные в Монголии – верблюды.



В первый же день купили себе носки из верблюжьей шерсти, очень тёплые.

Дворец Бодыхана, последнего хана Монголии, внешне ничего особенного из себя не представляет, а между тем является революционной постройкой.



Зимний дворец, главная постройка которого фактически была бараком, сейчас можно назвать единственным историческим двухэтажным зданием Монголии. Для кочевых монголов начала XX века сам факт его появления был как полёт в космос.

Культовые сооружения на территории дворца.



Охранник дворца треплется по телефону.



Детский парк в обычном жилом районе. Видно, что монголы пока не научились обустраивать общественные пространства, что весьма естественно для людей, ещё век назад кочевавших с места на место.



Знаете, погуляли мы по Улан-Батору, подумали о том, что откуда кочевникам уметь в городах жить и уют в них наводить, и сразу Россию вспомнили: все эти бесконечные серые панельные многоэтажки, да дворики неухоженные. Может и у нас урбанизация ещё не закончена? Да и сколько поколений нужно, чтобы деревенские научились жить в городе, считая общественное пространство своим, а не ничейным.

С машины торгуют облепихой и рыбой.



Самой IKEA в Монголии нет, зато есть умный предприниматель, который возит сюда их товары.



Такое вот благоустройство. Хорошо, что морозно, а то бы все ходили и грязь месили.



На вершине холма – мемориал Зайсан, построенный в честь поддержки Советской армией монгольской революции и советско-монгольской победы над японцами при Халкин-голе. Издалека формой похож на стул.



Морозы зимой стоят крепкие и уверенные, поэтому по речке можно смело дрифтовать.



Лезем на холм. Выбрали непарадный вход, пришлось немного поскалолазить.



Красавец Улан-Батор.



Обо – культовые места, выглядят как горы камней и занимают особое место в культуре тюркско-монгольских народов.



Панорама с самой высокой точки.



Если присмотреться, в правой части до многоэтажек видно несколько юрт.



Китайцы не особо красивые дома строят. Не быть Улан-Батору самым стильным. Похоже на Новые Химки?



Сам монумент вблизи.



Советские панно. Звезда и даже Ленин узнаваем.





Парадный вход на монумент – огромная лестница.



Кстати, совсем не скользко, влажность в Монголии низкая и снег сухой. По той же причине холод относительно легко переносится. При московской или не дай бог питерской влажности при -30 наверное окочурились бы на месте.

У подножия мемориала в честь помощи Монголии СССР во время ВОВ разместили танк Т-34.



Статуя Золотого Будды на постаменте в неуютном парке неподалёку.





Метро в Улан-Баторе нет, главный вид общественного транспорта 1,3-миллионного города – автобусы.



При входе пассажиры или подносят магнитную карту, с которой списывается стоимость проезда, или бросают деньги в специальный ящик около водителя. Стоит на наши деньги 12 рублей.



Второе – пережиток советских времён, когда пассажиры честно клали деньги за проезд в ящик и самостоятельно отматывали себе билетик. Пару лет назад в Улан-Баторе были кондукторы, но затем от них решили отказаться. Автобусы старые китайские и корейские.

Гуляли-гуляли, потом ещё погуляли, потянулись водичку попить, а она замёрзла.



Тиха монгольская ночь.



Луна светит каждый день, так как в условиях антициклонов небо ясное. В сельской местности такой свет спокойно заменяет фонари.

Ночевали в гостях у наших новых знакомых, молодой семьи из Улан-Батора. Живут они в добротном новом микрорайоне, построенном китайцами у аэропорта имени Чингисхана.



У ребят в каком-то смысле уникальная семья. Хандама бурятка, свободно говорит по-русски, английски и бурятски, а парень Сугарху – монгол, с родным монгольским и хорошим английским, но без знания русского. Так и живут вместе, общаясь на бритише :) Познакомились ребята, кстати, по каучсёрфингу.



Забавно, но бурятский – устарелая версия монгольского, отпочковавшаяся несколько веков назад, поэтому хотя пересечения и есть, монголы понимают примерно половину бурятской речи. Некоторые фразочки такие, как если бы мы на языке Ивана Грозного заговорили.

Калмыцкий, кстати, ещё раньше отделился от монгольского, поэтому и отличается значительней.

Ребята недавно переехали, но кровати покупать не собираются, говорят, на полу спать привычно и для позвоночника полезно. Заодно и мы ночку на полу провели.



Сугарху вызвался приготовить для нас обычный монгольский ужин.



Обязательный ингредиент почти любого блюда – баранина.



Блюдо называется «цуйван», готовится не очень сложно, сорок минут и готово.



Несколько монгольских книг на политическую тематику. Слева книга за авторством нынешнего президента, попробуйте прочитать имя, не запнувшись.



В Монголии принято утеплять свои машинки. Кто-то на ночь укрывает, чтобы не охлаждалась.



Во всех дворах машины стоят в ночных "пижамах".

Есть и такой вариант утепления, на любое время дня.



Представляете, в Монголии тоже есть лебеди из шин. Вроде район новый, но уже успели скрутить красоту.



В ночи отправились гулять по частному сектору в поисках юрт. Долго искать не пришлось.



Юрты стоят за заборами, поэтому фоткать их тяжеловато.

Даже в камне монголы любят строить в стиле «под юрту».



Завтра продолжим, не отключайтесь!

Все посты путешествия «На поезде в Таиланд»:
[проезжаем Россию и Монголию -->]1. Москва-Улан-Удэ: Четверо суток в плацкарте, или 20 мифов о долгой поездке на поезде
2. Как выжить в плацкартном вагоне
3. Тест 10 бичпакетов между Москвой и Улан-Удэ
4. Улан-Удэ — буряты, буддизм, буузы
5. Ненавязчивый сервис монгольских железных дорог
6. Улан-Батор: от юрт до небоскрёбов
7. Улан-Батор: Чингисхан, монгольский рынок и сумо
8. 39 фактов и наблюдений из Монголии
9. На перекладных из Улан-Батора в Пекин

[проезжаем Китай -->]10. Открываем Китай: заблоченный интернет, первая встреча с китайцами и неприличный отель
11. Пекин: чуть-чуть Азии, чуть-чуть Европы и много Китая
12. Пекин: китайский дерибас, хутуны и уличная физкультура
13. Сидячий ад: 21 час в жёстком вагоне из Пекина в Гуанчжоу
14. Горести и радости китайского интернета
15. Пекинское метро: будущее уже наступило
16. Знакомьтесь, отель по-азиатски
17. Гуанчжоу — прощание с куртками, еда для инопланетян и небоскрёбы
18. Гуанчжоу — новогоднее столпотворение, красные труселя и чудо-метро
19. Зоопарк Гуанчжоу
20. Китайский «Сапсан», или реабилитируем китайскую ж/д
21. Наньнин – this is not Miami
22. Наблюдения с планеты Китай

[проезжаем Вьетнам -->]23. На поезде в Таиланд: едем целый месяц!
24. Наньнин — Ханой: инспектируем китайские и вьетнамские электрички
25. Ханой: теперь мы знаем, где начинается Юго-Восточная Азия


Все посты блога


Подписывайтесь на обновления в соцсетях:
ВКонтакте Facebook Instagram Паши Instagram Лены Twitter YouTube

Tags: Монголия, НаПоездеВТаиланд, Россия-Монголия, Улан-Батор

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 113 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →